СЕНАТ КАНАДЫ или кто и как управляет страной

«Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе», примерно так воспринимается «широкое, в узких кругах», обсуждение упразднения / реформы Сената рядовыми канадцами.

Большинство этих самых рядовых имеет весьма смутное представление о том, кто и как управляет Канадой, какие там ветви власти наверху и за что они отвечают. Про Сенат знают вообще единицы с хорошей памятью, из тех, у кого остались еще крупицы школьных знаний.

А между тем история Сената довольно занимательная. Как и всю канадскую гос. систему создавали его с британских шаблонов, там существует Палата лордов, здесь, поскольку лорды в большом количестве не водятся, такую же верхнюю палату Законодательного собрания (Парламента) назвали Сенатом. Как и лорды, сенаторы не избираются, а назначаются монархом (в случае с Канадой – эту роль выполняет генерал-губернатор), представляя свои провинции. Четыре основных региона (Онтарио, Квебек, Восточные провинции, Западные провинции) Канады имеют по 24 сенатора, Альберта имеет шесть. Как и лорды, сенаторы назначаются почти пожизненно, до 75 лет.

Идея была в том, что богатые и влиятельные не заморачиваются выборами, которые изобретены для плебса, а имеют постоянное, независимое от настроений низов, представительство во власти, имеющее весьма значительные законодательные (или говоря о праве не пропускать законопроекты принятые Палатой представителей, законо-НЕ-дательные полномочия). Именно в этой роли Сенат был довольно усерден в первые полвека своего существования, с 1867 по 1917 год — больше сотни законов, принятый нижней палатой были отвергнуты Сенатом или получили такое количество поправок, что теряли первоначальный смысл и были отозваны нижней палатой обратно. В Сенате заседала элита канадских политиков. Сенатские комитеты и комиссии прорабатывали в подробностях всю канадскую внешнюю и внутреннюю политику.

Затем, примерно с года так 1945, когда левая угроза сошла на нет, а радио, газеты, а затем и телевидение дали правящей верхушке новые средства управления страной, роль верхней палаты стала уменьшаться. Сенат занимался разводами (до 1968 года разводы в Квебеке и Ньюфаундленде были запрещены и для каждой семейной парочки требовался отдельный закон о разводе с подробной проработкой причин и оснований – «разводить, не разводить»), чуть-чуть законотворчеством, а в большей степени просто проштамповывал принятые нижней палатой законы.

Надзирающая роль верхней палаты постепенно перешла к судам, пока, к нашему времени Сенат окончательно не стал сборищем уже не элиты, а политических «отбросов» из министров-отставников, политиков-неудачников и свадебных генералов из потухших спортивных звезд и прочих «местных знаменитостей», не представляющих уже ни провинции, ни политические партии, ни даже самих себя. Та же история случилась в итоге и с британскими лордами, но те хоть сохранили дворянские манеры.

Последние примеры значимой деятельности Сената относятся к концу 80-х, началу 90-х. В 1988 году, либеральный по составу Сенат отказался утвердить принятый консервативной нижней палатой закон о свободной торговле с США. Либералы и Новые демократы тогда выступали против без пошлинного допуска американских товаров на канадский рынок, справедливо опасаясь, что это превратит Канаду в 51-й штат США (что в общем то, как мы видим сегодня, и случилось). После чего, консервативное правительство Малруни объявило досрочные выборы, победило с ощутимым перевесом и тем самым заставило Сенат утвердить закон. Затем Сенат был на первых страницах газет в 1989-м, когда либералы завернули (в один голос) принятый нижней палатой закон об ограничении абортов (Канада одна из немногих стран, где законодательства об абортах сегодня просто нет, ни хорошего ни плохого, вопрос полностью переведён из юридической сферы в сферу медицинскую). Несколько раз Сенат «засветился» в начале 90-х и последний раз уже в 2010, когда консервативный Сенат отказался утвердить принятый нижней палатой закон о парниковых газах, ограничивавший «право» Канады на загрязнение воздуха.

Забавно, что в тот раз либеральная оппозиция много возмущалась тем, что «никем не избранные, никого не представляющие сенаторы» вмешиваются в законодательный процесс, забыв, по-видимому, что сами пытались делать тоже самое двадцатью годами ранее.

Сегодня, Сенат пребывает в подвешенном состоянии. Из 105 мест 22 свободно. Нынешний премьер, который и так контролирует Сенат, просто отказывается предлагать кандидатов для утверждения взамен выбывших по возрасту сенаторов. Какой-то ощутимо полезной работы не ведется. Донимают мелкие скандалы с перерасходом командировочных и прочей дребеденью (дело сенатора Даффи).

Не мудрено, что наидостойнейший наш Стефен Харпер (The Right Honourable Stephen J. Harper) с начала своего правления, а правит он с 2006 года, пытается Сенат «реформировать» в собственных интересах, или, если это не получается, упразднить его совсем.

У Стефена не получается. Сенат прописан в канадской конституции и для реформ или отмены за ненадобностью требуется согласие всех канадских провинций. Поскольку канадские провинции никогда ни о чём договориться не могут, Сенат так и остаётся «не жив не мертв».

А жаль. Идея законодательной палаты состоящей из профессионалов, не зависящих от колебаний политической моды, необходимостью нравиться толпе, раз за разом переизбираться — сама по себе идея очень здравая. Именно так действует американский Верховный суд и действует исключительно успешно на протяжении уже столетий.

Этот пример полностью бьёт утверждение, что сенаторы должны непременно избираться прямым голосованием.

Кто должен избираться, так это генерал наш главный губернатор (от четырех до шести лет), а потом, по выборам утверждаться королевой. Генерал-губернатор и должен, как это прописано в конституции, с согласия премьера, назначать сенаторов. Тогда вся система заработает.

С тех пор, как королевская власть самоустранился от управления страной, а произошло это давненько, в годах так 30-х прошлого столетия, а генерал-губернаторы стали просто чучелами соломенными — ленточки разрезать, церемонии открывать, вся система построенная на сильной, активной роли каждой из ветвей власти, посыпалась. Канада из парламентской монархии превратилась парламентскую бюрократию. Где правящая партия сама себя выбирает, сама от себя управляет и сама себя контролирует.

Да только случится это вряд ли. Рядовым канадцам без разницы «есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе». По крайней мере, пока в магазинах полно продуктов, а в карманах граждан есть деньги, эти самые продукты покупать.

А может так и надо?

Comments

comments