Низкие ставки для рекламы на гоночных повозках Стампида

chuckwagonМарк Сазерленд не по наслышке знает каким тяжелым может быть нефтяной кризис в Калгари.

45-летний гонщик был один из первых, кто потерял работу в 2015 году, когда одна из больших нефтяных компаний сократила его позицию специалиста по связям с местным населениям после 15 лет работы.

Он снова столкнулся с влиянием кризиса в этот четверг на ежегодном аукционе Калгарийского Cтампида.

Это событие дает шанс бизнесменам сделать свои ставки на одного из 36 гонщиков повозок. Победители получают право выставить свою рекламу на шатре повозки, которую везет команда лошадей.

«Когда ты покупаешь газетную или радио рекламу, никто не знает сколько ты за нее заплатил. А когда ты покупаешь рекламу на повозках, то цена известна, и многие бизнесмены заволновались по поводу своего имиджа», сказал Сазерленд, «Они понимают, что им нужно быть частью такого большого события, но в данной экономике, когда им приходится увольнять людей, сложно обосновать траты на рекламу».

В четверг аукцион собрал 2.3 миллиона долларов, примерно 64 тысячи за одного гонщика.

Эта цифра на 480 тысяч меньше, чем в прошлом году, и она так же является худшим показателем со времен последнего кризиса в 2010 году, когда собрать удалось только 1.966.000 долларов.

Самая большая ставка была сделана на Курта Бенсмиллера. Он получил 120 тысяч долларов, что на 50 тысяч меньше, чем в прошлом году.

«Когда цена на нефть падает, все сразу начинает замедляться, потому что наша экономика зависит от цены на нефть, но существует не мало компаний, на которых кризис не сказался так сильно, и это было видно во время аукциона», сказал он.

Ставка на Сазерленда была поменьше, 85 тысяч долларов, что оказалось выше, чем в прошлом году. Он полагает, что подъем экономики будет не скоро.

«У меня есть много хороших друзей, которые работают в центре, и я все еще переживаю за них», сказал он. «Они все находятся в подвешенном состоянии, и я еще пока не вижу света в конце туннеля. Я думаю, что мы в беде. Я думаю, что мы будем в беде еще долгое время».

Comments

comments