Герои Калгари: помощь сирийским беженцам

Roula Aboukhodoud
фото: metronews.ca

Рула Абуходуд (Roula Aboukhodoud) знает что такое чувствовать себя потерянной, испуганной, без возможности попросить помощи у других.

Абуходуд иммигрировала в Канаду в 1985 году, после того как война пришла в ее родную страну — Ливан. Ей было семь лет и она только начинала учить английский. Однажды утром она пришла в школу и увидела в классе никого нет – все уехали на экскурсию без нее.

«Я просто замерла», — вспоминает она.

Узнать что происходит она не могла, так как говорила только по-арабски, поэтому она просто спряталась в туалетном шкафчике, и просидела там весь день, ожидая последнего звонка.

«Быть испуганной и не иметь возможности об этом рассказать – это самое ужасное чувство, — говорит она. — Поэтому если кто-то находится в безвыходной ситуации, я хочу показать им, что они могут на меня положиться. Я не хочу, чтобы они когда-нибудь испытывали страх, потому что я помню этот страх».

Эти воспоминания очень долго сопровождались сильными эмоциями, поэтому как только она услышала, что сирийские беженцы приезжают в Калгари, она решила, что пришло время действовать.

Начиная с января, Абуходуд без устали помогала Группе Поддержки Сирийских Беженцев в Калгари (Syrian Refugee Support Group Calgary). Она возила семьи на различные встречи, переводила для них во время визитов к доктору, и просто делилась хлебом и слушала их истории, чтобы они знали, что не одни.

1 января семья из девяти человек поселилась в районе Абуходуд, и она говорит, что это изменило ее жизнь.

«Я физически чувствовала их страх, что у них здесь никого нет, — рассказывает она. — Они не знали как купить хлеб, они не знали как попросить что-либо, и они боялись покидать дом, потому что могли заблудиться. Все, что им было нужно – это возможность общения».

Шесть месяцев спустя они стали для Абуходуд второй семьей. У их 17-летнего сына, Аллы Алавада (Alla Alawad) синдром дауна, и он, так же как и шестеро его братьев и сестер, пропустили четыре года школы пока находились в лагере для беженцев в Ливане.

Но уже в начале июня Абуходуд присутствовала на выпускном и смотрела как Алла Алавад выходит на сцену.

«Он – любовь моей жизни, он самый замечательный, — сказала она, — у него проблемы с речью, но он уже стал понимать очень много слов. И даже такая мелочь как его улыбка – наполняет меня благодарностью».

Даже после того, как сирийские беженцы устроились, Абуходуд не собирается заканчивать работу волонтера. Она говорит, что всегда чувствовала, что ей чего-то не хватало в жизни, и каждая улыбка и каждое слово благодарности, восполняют эту пустоту.

«Знать, что я делаю чью-то жизнь лучше, пусть даже немножко, пусть просто вызвав улыбку у них на лице или увидев, что им стало легче – вот что дает мне силы, — говорит она. — Я счастлива, что мои дети могут видеть как я это делаю, и надеюсь, что они тоже будут помогать другим. Нельзя быть эгоистом. Если мы будем думать в первую очередь о других, то сможем понять как мы можем улучшить нашу жизнь в целом».

Comments

comments